Главная
Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
        Апатиты – город мой     Правовая помощь     Родителям и педагогам     Хобби-клуб Версия   Главная Написать письмо Канал YouTube Вконтакте Карта сайта Контакты
Голосование
Дочитываете ли вы книги до конца?
 
Поиск по сайту

«Хватит меня кошмарить!»

Кошмарить. Наши читатели правы, относя это новое в русском языке слово к часто употребляемым. Как говорится, пришлось оно к месту и ко времени. И автор всем известен.

Напомним, ровно три года назад на совещании, посвящённом развитию малого и среднего бизнеса, президент России потребовал от сотрудников правоохранительных органов больше не «кошмарить» бизнес. Он пояснил, что предпринимателей замучили проверками и даже «наездами» по коммерческим «наводкам».

Что тут стало! Свежеиспечённое слово буквально разлетелось по СМИ, разошлось по блогам и форумам. Сегодня оно прочно вошло в обиход, трудно даже представить себе, как раньше-то без него обходились. Одно только выражение Хватит меня кошмарить! чего стоит.

А теперь обратимся к существительному, от которого и образован глагол кошмарить. Кошмар, как сообщают словари, имеет три значения. Первое – «тяжёлый сон с гнетущими сновидениями». Второе – «нечто тягостное, неприятное, ужасное», например: кошмары войны. Наконец, кошмар (с пометой «разговорное») – в значении сказуемого, когда речь идёт о чём-то неприятном и проявляющемся с большой силой, в большом количестве. Так, мы говорим: Сколько комаров – кошмар!

Поинтересуемся и происхождением слова. Оказывается, оно заимствовано из французского языка, где существительное cauchemar («кошмар») образовано от латинского calcare – «сжимать, выступать наружу» и древневерхненемецкого mara – «удушье».

В русском языке слово это известно со второй четверти XIX века. Заметим, у А.С. Пушкина оно не встречается, видно, не приглянулось. Кошмар мы найдём у Н.В. Гоголя в повести «Портрет» (1835 г.): Он вскочил с постели, полоумный, обеспамятевший, и уже не мог изъяснить, что это с ним делается: давленье ли кошмара или домового, бред ли горячки или живое виденье.

А вот прилагательное кошмарный вошло в обращение значительно позже. Мы встретим его у А.П. Чехова в рассказе «Тиф» (1887 г.): Тяжёлая, кошмарная лень мало-помалу овладела им и сковала его члены.

Вернёмся к глаголу кошмарить. Выразительности ему не занимать. Вот только один пример. В «Открытой студии» на пятом телеканале нередко идёт разговор об очередном повышении тарифов и цен, о низком качестве продуктов питания. И как часто из неё доносится глас народа: Перестаньте кошмарить нас!

Согласимся с ревнителями высокого стиля: да, слово кошмарить грубоватое. Но отметим и другое: оно точно передаёт болезненное состояние общества. Как сложится судьба новообразования, покажет время.

14 июля 2011 г.

Вернуться к списку статей Е. Савшак "Родную речь только нам сберечь" 
 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Боулз П. «Под покровом небес»


Яндекс.Метрика