Главная
Голосование
В России растут продажи бумажных книг. А Вы покупаете книги?
 
Поиск по сайту

Ольга Петрова

Ольга Петрова,

сотрудник Кольского центра охраны дикой природы

Самое яркое «книжное» воспоминание из детства: книжные полки в «большой комнате» - вдоль всей стены, от пола до потолка. «Взрослые книжки» стояли повыше, наши «детские» - внизу. Так постепенно мы с братом и поднимались все «выше и выше».

Я очень-очень любила сказки! Книжки со сказками – неважно какими – читались и перечитывались, укладывались под подушку, брались с собой в любое путешествие – не важно: в поликлинику или в поезд.

Отдельным волшебством был «Кобзарь» Тараса Шевченко – эта совсем недетская книжка, чуть ли не единственное книжное «приданное» моей бабушки, которое она пронесла через эвакуацию, а потом привезла на Север, была для меня чем-то необыкновенным. Стихи на украинском языке оказывались вдруг понятными и знакомыми! И мы с бабушкой читали их хором, наизусть. Или пели их.

На самом деле, с любимыми писателями и поэтами у меня большие сложности: наверное, у меня таких нет. У меня есть любимые книги! И важные книги – те, которые, действительно, многое определили в моей жизни.

Это «Мальчик со шпагой» В.Крапивина, «Два капитана» В.Каверина и трилогия «Смотрящие вперед», «Обсерватория в дюнах», «Корабли Санди» В.Мухиной-Петринской. Основное отличие этих книг ото всех других, прочитанных в детстве, было в том, что я не читала их – я жила внутри этих историй. И да, во многом именно эти книги определили то, чем я хотела заниматься в жизни.

Отдельно надо сказать о поэзии. Тут в моих предпочтениях царит полная неразбериха! Основной критерий – чтобы стихотворение было почитано вовремя! И тогда даже какое-то незамысловатое четверостишие прочно занимает место в памяти и сердце. Хотя Пушкин, Лермонтов, Левитанский и Визбор занимают свое – очень значимое - место. Этих поэтов я могу читать с любого места…

Вообще, Юрий Визбор – это моя отдельная любовь! Вопреки традициям, я открыла его для себя не как автора песен, не как поэта, а как прозаика. Карманного формата книжечка «Ноль эмоций», выпущенная в 1966 году Мурманским книжным издательством, была буквально зачитана до дыр. И надо сказать, прозаик-Визбор наряду с Визбором-поэтом до сих пор остается нежно любимым мною автором, читать и петь которого можно бесконечно!

Мне нравятся книги, написанные сочным, вкусным языком. Чтобы в них была не просто история, но и рассказывалась эта история ярко! Почему-то на ум сразу приходят Р.Бредбери и Б.Акунин. Они, безусловно, разные. Но для меня – оба невыразимо прекрасные и завораживающие.

А еще я люблю литературно-исторические мистификации! И тут моими фаворитами являются два автора (ну, естественно, авторских коллектива – это же литературная мистификация!): Генри Лайон Олди (под этим псевдонимом пишет литературный дуэт Дмитрия Громова и Олега Ладыженского) и Хольм ван За́йчик (псевдоним группы российских писателей-фантастов и учёных-китаеведов, главные роли в которой принадлежат Вячеславу Рыбакову и Игорю Алимову). У этих авторов совершенно разные истории и разный язык. Но главное, что их, по моему мнению, объединяет и выделяет из многих других – умение увидеть историю, взглянуть на нее с какой-то совершенно новой стороны и рассказать, точно использовав нужные краски и оттенки, так, чтобы ты не мог оторваться от повествования! 

Как ответила Ольга Петрова на «анкету Пруста» можно узнать здесь >>

 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Гавальда, А. «Ян»

    

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика