Главная
Голосование
В России растут продажи бумажных книг. А Вы покупаете книги?
 
Поиск по сайту

Игорь Панасенко

07.03.13.3Игорь Георгиевич Панасенко родился в 1958 г. в г. Кировске. В Апатитах живёт с 1960 г. Окончил Ленинградский Политехнический институт. Работает в Горном институте КНЦ РАН. Секретарь оргкомитета фестиваля "Капитан Грэй".

Публиковался в поэтическом альманахе "Сорок пятая параллель".

Ранние вещи опубликованы на портале "NORD-VESTi".

 


Горестная исповедь

Горестная исповедь-2

Мания величия

Русский вопрос

Русский ответ

Попытка к бегству

Русское инородное

Неопокалипсис

Вечный жид 


Горестная исповедь

Я жизнь свою из грёз сложил -

Я так себе наворожил.

Я одному себе служил

От бед вдали.

Не настигал меня распад

И вечно цвёл мой дивный сад,

И ветер нёс мне аромат

Со всей Земли.

Пусть чья-то рушилась любовь,

На Землю падал тьмы покров,

И где-то проливалась кровь -

Какой пустяк!

Но, видно, так устроен свет:

Пронёсся ряд безбедных лет,

И понял я, что счастья нет -

Увы и ах.

Ах, было б оно на деле,

Под небесами мая,

Под этой прозрачной крышей,

В мире добрых людей...

Но - ах, я в это не верю,

Ах, я не понимаю,

Ах, я его не слышу,

Ах, мне не разглядеть.

Я всё увидел без прикрас,

И я свой дом покинул враз,

И - напролом - сквозь кровь и грязь,

На зов трубы.

Я головы не опустил,

С огнём и смертью я шутил,

Но счастья я не ощутил

В пылу борьбы.

И я презрел батальный дым,

Я был красавицей любим

И брёл под светом голубым

На млечный свет.

Но вслед за светом гуще мрак,

Любовь сжигают на кострах,

И я лелею вечный страх -

А счастья нет.

Но если так печально жить,

То что мешало мне решить

И напоследок попросить

Причастия,

И выпасть пылью на траву?

Но я пока ещё живу,

И сны мне снятся наяву

О счастии.

Ах, было б оно на деле,

Под небесами мая,

Под этой прозрачной крышей,

В мире добрых людей...

Вверх


Горестная исповедь-2

Облака плывут на запад,

Под собой земли не чуя.

Я забыл домашний запах,

В одиночестве кочуя.

Без надежды на везенье

За решёткою острога,

Избирая путь к спасенью

Между богом и порогом.

Я разбил былых кумиров

И теперь стою упрямо

Посреди пустого мира,

Посреди чужого храма,

У безверия во власти,

На скрещении печалей,

Извещения о счастье

С недоверием встречая.

Я о высшей из материй

Попрошу чужого бога -

И из всех земных поверий

Мне останется дорога.

Я избегну воскресенья,

Что когда-то предсказали,

И года до погребенья

Проведу, как на вокзале.

Будет рынка звон монетный

И острога звон кандальный.

И оркестра голос медный

Пропоёт романс печальный.

Кинут мелкую монету,

Дым взовьётся над свечами -

И развеет вихрь по свету

Мои мысли и печали.

Годы стиснуты в недели

Между богом и порогом.

Вот и свет в конце туннеля,

Вот и скатертью дорога:

Ворон чёрен, волны чёрны,

Над волнами - серный запах,

Вслед за вороном - покорно

Облака плывут на запад.

Облака плывут на запад...

Вверх


Мания величия

"Куда ты, дурак, ... уйдёшь..."

Николай Колычев

Здесь алмазные строки легко превращают в уголь,

и не Гоголь приводит в движенье умы, а Гуголь,

и в ретвитах с Фейсбука так благостно мёртвым душам,

а в реале - десятка живых не собрать на пушкинг.

Знак таланта - умение болтать легко по фене,

срифмовавший "любовь" и "морковь" - креативный гений,

из-за плинтуса вырос на волос - уже вершина...

Золотую Орду не измеришь ничьим аршином.

С каждым годом привычней походы в, на и лесом,

тошнотворнее телепрограммы, желтее пресса,

риторичней загадка: какого гешефта ради

парюсь в богозабытом присоединённом штате,

чьим гербом скоро станет Милонов в костюме Геи,

где патрициев вынесло ветром, зато плебеи,

нахлобучив ведёрки, седлают чужие спины,

где с убийцами стража и с ангелом бес - едины.

Сам я тоже хорош: утопаю под дел лавиной.

Обещал короба - не осилил и половины,

да и то, что свершилось - не впрок ни себе, ни ближним.

Всё устроилось так, что при выгоде - третий лишний.

Потому и клянут меня всуе отцы и дети.

Я на помощь зову - откликается только ветер.

Убежать бы за графом Толстым - босиком по полю

в чистоту первозданности, в край, где покой и воля,

чтоб ни труса, ни хлипкой кровавой грязцы на траках,

ни казённых дворцов, ни чумных городских бараков,

ни придворной толпы вожделеющих сесть на царство...

Но куда уйду, если я и есть государство?

 

 

Вверх


Русский вопрос

 

"Захолустье. Провинция. "Русский вопрос"

в изложении местного Блока..."

Андрей Широглазов

Город сорной травой по макушку зарос.

Запустение - знак високосного года.

Мне сознание гложет престранный вопрос:

А когда мы дождёмся второго прихода?

Ждём, как ночью полярной, весенний рассвет,

То неистово веря, то еле надеясь,

Позабыв в суете и за давностью лет,

Как прихода Мессии ждала Иудея,

Как надеждами жили на счастья глоток,

Как молились о чуде - и старый, и малый, -

И какой трагифарсовый вышел итог:

Он пришёл - Иудея его не узнала.

Он о странном рассказывал в смутные дни,

Он любовь ставил выше заветных скрижалей.

И плевали в него, и кричали "Распни!",

И распнувшим усердно хвалу возглашали.

Много позже, как будто и вправду прозрев,

Но вины не признав, лишь в притворном смущенье

Очи долу потупив и руки воздев,

Мы две тысячи лет ждём Его возвращенья,

Не исполнив свой долг и обеты презрев,

Не касаясь душой ни людей, ни событий,

Каждый сам по себе, на своём пустыре,

Вопия безнадежно: "Ну где ты, Спаситель?"

На непаханом поле бурьян в полный рост.

Под тяжёлым вопросом я горблюсь устало

И боюсь, что ответ будет краток и прост:

Он пришёл - но Россия Его не узнала.

Вверх


Русский ответ

Умыкнув за кордон золотое крыльцо,

Голосят за стеклом не имущие срама.

Зомбоящик привычно плюётся грязцой,

Загружая мозги гигабайтами спама.

В пелене бодуна зеленею лицом.

От экранных персон втихаря сатанею.

Их бы сбагрить куда - да и дело с концом.

Эти хари и Кришну уделать сумеют.

До нуля просадив неразменный пятак,

То ли в стельку тверёз, то ли в стёклышко датый,

Возлежу на диване и слушаю, как

Оглашает указ оглашенный глашатай.

Эпикфейлом застряв в этажах матослов,

Отсылаю вопросы не к литературе:

Что бы сделать такого, чтоб стал я таков,

Чтоб не вязнуть мне по уши в быдлогламуре?

То ли в стирку отдать истрепавшийся стяг?

То ли печень асфальтом стереть в дерипаску?

То ли джигу сплясать под музон на костях,

На повинный кочан натянув фантомаску?

Беспощаден бессмысленный русский ответ:

Срам неймущим не впрок "Оккупаев" припарки,

Как письмо, где заявленной ценности нет,

Потому что снаружи - одни дуремарки.

Вверх


Попытка к бегству

Текут громады лет

И строки восьмистиший

В чудное далеко

Истоптанной земли,

Где свет звезды полей,

Где аисты на крышах,

Где в облаке Марго

И в снеге журавли.

Зверь мчится на ловца -

Уже не отвертеться.

Нажитые рубли

Распяли кляпом рот.

А скачке нет конца -

Лишь чуть прихватит сердце,

Когда мелькнёт вдали

Разбитый катафот.

Нелепый знак беды -

Фанера над Парижем, -

Отметины разлук

У ветра на крыле,

И щурятся коты,

Как снайперы на крышах,

На сизую золу

Погаснувших полей.

Нет веры на земле.

Да, веры нет и выше,

Но есть - огни костров

На влажных берегах,

Марго на помеле,

Скрипач над ржавой крышей,

Зелёное перо,

Журавлик в облаках.


Русское инородное
 
Поруби на щепочки Иггдрасиль - 
всё равно не выживет в городе. 
Магомета с Павлом пойди спроси: 
гой ли ты еси, добрый молодец? 

Покидай поклоны, полебези, 
раскатай свою фанаберию 
по брусчатке стылой под небеси... 
Гой как гой. Не Гойя. Не Берия. 

Наколядуй святочный хоровод, 
повтори на бис неизменный спич, 
выйди в Кремль, мальца зацелуй в живот... 
Всё равно - не Беня Абрамович. 

Постели побитой бетонки нить 
под великокняжеский чемодан. 
С твоего лица - только ботокс пить. 
Не Димон ты. Не Нанотолик. Да. 

Ты - лишь мелкий рыжий лукавый бес, 
вечный пленник пыльных дорог Руси. 
Безнадёжен твой бесконечный квест. 
Гой еси, Вованушка? Гей еси? 


23 - 29 ноября 2013, Мончегорск – Апатиты

Неопокалипсис

"Мама мыла Раму" 
из букваря кришнаитов 

"Шёл Шива по шоссе, сокрушая сущее" 
с просторов ВКонтакта 

Крысолов на флейте играет гаммы. 
Тянет дымом. Стены - в ходах жучков. 
Эстафета света приходит в Гаммельн 
Гей-парадом Ванечек-дурачков, 

Крысным ходом, шабашем, Хэллоуином, 
Модным трендом, денежной лабудой... 
Не надейся, глупенький Буратино, - 
Этот ключик точно не золотой. 

Этот ключ - к дверям от шестой палаты. 
Впрочем, дурней и на дорогах тьма: 
На миру, где ценят мечи и латы, 
Смерть красна не горечью от ума. 

Бесполезны песни и пляски в храмах, 
Ни к чему героев вздымать на щит: 
Всё равно останешься сам с Усамой 
Или Шива сущее сокрушит. 

Бренды сбрендят. Хлынет реклама хлама. 
Крысоходцам выпадет медный таз. 
Встанет утро. Мама домоет Раму. 
Финиш будет. Только не в этот раз. 


25 октября - 14 ноября 2013, Апатиты - Переделкино – Апатиты

Вечный жид

Валентину Соломатову - мой низкий поклон. 

"Жид в обществе - и быть свободным от него нельзя." 
Сергей Каплан 

Попрощаюсь нежно с госпожой Победой, 
Поскребу ногтями мёрзлое стекло... 
Поперёк метели тихо плачет флейта. 
Как гонец с вестями, времечко пришло. 

Нынче век собачий, время - не для бедных, 
Не посмотрит кротко, сколько ни корми. 
Вьюга скрипкой плачет на Большом Каретном, 
Завывает волком в городе Перми. 

Домогаться гадко славы и почёта. 
Грош цена всему, что ценят при дворе. 
И уже неважно, по большому счёту, - 
Уходить в апреле или в декабре. 

Вновь зачертит иней, и, тоской влекомый, 
Из глубин безбожной сумрачной души 
Личико покажет персонаж знакомый - 
Уличный философ, русский вечный жид. 

Он меня отправит вдоль пустого поля, 
Под мотив Вивальди, через ночь к утру - 
Обретать на воле новую неволю 
Да надежды злые нянчить на ветру. 

На рассвете вера и душа остынут, 
И меня помянут крепким матюгом, 
Сволокут в сторонку, прикопают глиной 
Да притопчут сверху красным сапогом.

Вот и отбоялся дураков всесильных... 
По ухабам грязным, в хлам пьяна, лежит 
Долгая дорога поперёк России, 
Без конца и края, вечная, как жид. 

25 ноября - 11 декабря 2009, Апатиты 

P.S. Упоминание Перми не имеет никакого отношения к "Хромой лошади", текст был написан до того. Это сильно урезанная цитата из Визбора. 

Вверх

 

Комментарии  

 
#1 Ирина 06.04.2013 12:52
"я и есть государство" - это единственное, с чем я бы не согласилась. Все остальное честно и с болью, почти с желчью, наверно от того, что злит то, что затронуто.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Алан Бейкер «Перевал Дятлова»

     

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика