Главная
Голосование
Какой известный литературный пес ближе вам в год собаки?
 
Поиск по сайту

Бодрова Ольга Александровна

Бодрова Ольга Александровна,

кандидат исторических наук,

научный сотрудник Центра гуманитарных проблем

Баренц региона КНЦ РАН

Моя первая книга, по которой я буквально училась читать и которую перечитывала потом много-много раз, это «Хоббит, или Туда и обратно» Дж. Р. Р. Толкина. До сих пор помню все иллюстрации и тексты песен из того старого, советского издания, где Бильбо был «срисован» с актера Евгения Леонова. Таких увлекательных и необычных книг, мне кажется, в то время больше и не было.

Позднее, и в школе, и когда повзрослела, перечитывала много раз «Два капитана» Вениамина Каверина. Думаю, образ главного героя сказался на становлении моего характера. Именно на этой книге я училась тому, как важно не только мечтать и ставить цели, но и воспитывать в себе стойкость, храбрость, верность идеалам и близким людям. «Бороться и искать, найти и не сдаваться» – кто не помнит эти строки, посвященные погибшей экспедиции Р. Скотта. Наверное, в гендерном смысле это было не совсем правильно – ассоциировать себя с Санькой Григорьевым, но зато после этой книги мне очень стало нравиться имя Катя, я и дочь назвала Катей, и у нее есть все задатки будущего геолога.

Бесконечно могу перечитывать А.С. Пушкина. Особенно люблю «Повести Белкина», да и всё, что было создано в Болдинский период. Это гениальные произведения, совершенные по форме и содержанию! Огромное наслаждение доставляет их и просто читать, и анализировать с филологической точки зрения. На первом курсе преподаватель дисциплины «Введение в литературоведение» Л.Н. Колесова предупреждала нас, начинающих филологов, что теперь мы вряд ли сможем получать удовольствие от чтения, потому что будем раскладывать художественные произведения «по полочкам», анализировать и оценивать как специалисты. К счастью, этого не произошло! И я получаю от книг двойное удовольствие – и как «наивный» читатель, и как профессиональный филолог. А благодаря незабываемым лекциям талантливейших преподавателей филологического факультета ПетрГУ я открыла в сочинениях Пушкина столько нового, неявного, бесконечно мудрого, что высказывание Аполлона Григорьева «Пушкин – наше всё» перестало восприниматься как штамп. Сейчас, вообще, творчество Пушкина изучается совсем под другим углом. Можно даже встретить работы, в которых его называют постмодернистом. Действительно, в его поздних произведениях, в тех же самых «повестях Белкина» очень много постмодернистской «игры с читателем», иронии, аллюзий. Кроме того, это идеальная книга, если хочется провести уютный вечер за чтением, в кресле под пледом.

Мне вообще стали нравиться такие внешне простые книги, которые читаешь так, как будто они написаны о тебе или твоих знакомых и соседях, написанные легко и безыскусно, что требует от автора, на самом деле, огромного таланта. Например, «Записки юного врача» М.А. Булгакова. Булгаков, мне кажется, как писатель достиг такой глубины и уровня мастерства, что, даже когда пишет о простом, житейском, бытовом, чтение доставляет удовольствие и не может не восхищать. Благодаря Булгакову я полюбила жанр записок. В его исполнении автобиографичные заметки превратились в высоко художественные произведения. Жаль, что в «Записках» всего семь рассказов.

Честно говоря, я читаю не только классическую художественную литературу. С детства обожаю детективы. Не важно, идет ли речь о «Шерлоке Холмсе» или цикле о Фандорине. Когда я еще работала преподавателем в университете, у меня были студенты, которые писали дипломы по этому жанру. Очень было интересно и мне, и им! Ведь в этом случае филологическое исследование превращалось в настоящее расследование. Да и в целом, когда мы говорим об анализе художественного текста, это очень напоминает расследование, требующее и знания психологии, и умения замечать детали. Может, поэтому мне так нравятся книги, основанные на игре с читателем, двойном или даже тройном дне, обманных уловках, эксперименте с художественным словом. Поэтому люблю латиноамериканскую литературу - Х.Л. Борхеса, Х. Кортасара, романы Дж. Фаулза. Даже опыт чтения произведений писателей, сотворивших что-то в несвойственном для себя жанре, может оказаться незабываемым! Помню, большое впечатление на меня произвела «Драма на охоте» А.П. Чехова. Любовный сюжет оборачивается здесь детективным, затем психологическим. В целом фабула, образ главной героини для Чехова очень типичны, но если бы я не знала авторство, никогда бы на Чехова не подумала!

Последний писатель, вернее, писательница, которую я для себя открыла - Сюзанна Кларк. Ее книгу «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» о возрождении волшебства в Англии эпохи наполеоновских войн относят к жанру альтернативной истории. Хотя я бы назвала магическим реализмом, только не латиноамериканским, а английским. Беззаветно люблю английскую литературу. А этот роман написан одновременно и в духе романа нравов, и авантюрного романа, и английского реализма. Много пародии на научное сообщество. Персонажи английского фольклора предстают реальными героями, а не в виде литературных реминисценций и играют ключевую роль в книге. Жду теперь с нетерпением новых книг этой писательницы.

 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Рыбакова, М. А. «Острый нож для мягкого сердца»


Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика