Главная
Голосование
Какая литература Вас интересует больше всего?
 
Поиск по сайту
Главная страница Рейтинги книг

Рейтинг книг 2013 года

Книжные итоги года журнала Forbes

Журнал Forbes (русское издание) подвел книжные итоги года. При составлении рейтинга Forbes использовались данные о количестве проданных экземпляров к середине декабря 2013 года. Основные источники информации: главные российские издательства, ведущие книжные магазины, сводный рейтинг продаж на портале о книжном рынке Pro-Books.ru и списки магазинов «Москва» и «Библио-глобус». Итак, первая десятка выглядит так.

Дэн Браун «Инферно»

Феноменальный успех «Кода да Винчи» и обаяние Тома Хэнкса, который уже дважды сыграл любимого персонажа Брауна - профессора Лэнгдона, продолжают магически действовать на читателя. В мире продано уже 4 млн. экземпляров «Инферно».

Действие романа происходит во Флоренции.  Специалисту по символам Роберту Лэнгдону предстоит разгадать тайны «Божественной комедии» Данте. Причем сам Лэнгдон находится не в лучшей форме: вместо того чтобы читать лекции в Гарварде, он лежит в больничной палате с частичной потерей памяти после огнестрельного ранения. В качестве утешения Браун посылает своему герою отличного врача - умницу и красавицу Сиенну Брукс. Она поможет Лэнгдону пройти все круги дантовского ада и спасти человечество. Противостоит героям миллиардер Зобрист, один из верховных жрецов культа, сражающегося против перенаселения планеты.

Исторической правды в романе искать не приходится, зато в качестве бонуса к лихо закрученному сюжету Браун по традиции предлагает читателям отличную экскурсию по Флоренции. И, судя по успеху «Инферно», мэрия города не зря готовится к наплыву туристов.


Павел Санаев «Хроники раздолбая»

Напрасно Павел Санаев опасался, что останется писателем одной книги - драматичной и ироничной истории «Похороните меня за плинтусом». Читательский успех «Хроник Раздолбая» окончательно перевел режиссера Санаева в разряд современных прозаиков. Издатели, правда, позиционируют книгу как продолжение «Плинтуса», но не стоит им верить. Новый герой - это не повзрослевший Саша Савельев, а обаятельный 19-летний Раздолбай из интеллигентной советской семьи. Он плыл по течению, считая будущее простым и предопределенным, а попал в 1991 год.

А начинается все вполне «по-раздолбайски» - с путешествия героя на Рижское взморье. Будущий студент знакомится с ребятами из золотой молодежи, узнает, что жить можно не как все, а «номенклатурно». К искушениям красивой жизни добавляется и первая любовь - неприступная красотка Диана.

Из забавных приключений и неуклюжих ухаживаний обаятельного советского «недоросля», описанных в ироничном санаевском стиле, получился глубокий роман о взрослении, о личном выборе, любви и смысле жизни.


Александра Маринина «Последний рассвет»

После нескольких книг смешанного жанра Александра Маринина, похоже,  окончательно вернулась к детективам. К очевидной, по данным продаж, радости своих читателей.  В «Последнем рассвете» она снова поручает дело молодому оперативнику с Петровки Антону Сташису. Герой бестселлера прошлого года «Бой тигров в долине», «натасканный» вышедшей в отставку Каменской во время совместного расследования в театральном детективе «Смерть как искусство», похоже, претендует на звание нового любимца королевы детектива.

Сташис с напарниками расследует зверское убийство жены успешного бизнесмена. Накануне вечером женщина появилась на светском приеме в ослепительном колье авторской работы, которое после убийства исчезло. Александра Маринина со свойственной ей скрупулезностью изучила все нюансы ювелирного дела. Так что в «Последнем рассвете» кроме детективной интриги и череды загадочных убийств, есть и элементы производственного романа: секреты мастерства огранщиков и ювелиров и даже суеверия этого дорогого бизнеса.


Джоан Роулинг «Случайная вакансия»

Первый «взрослый» роман Джоан Роулинг был одной из самых ожидаемых книг года в мире. В Великобритании только за первую неделю было продано 125 000 экземпляров.

Автор книг о Гарри Поттере написала социальный роман, который можно считать пародией на классический британский детектив. В маленьком городке Пэгфорд внезапно умирает член местного совета  Барри Фейрбрайзер, уважаемый человек и любящий семьянин. Новость мгновенно облетела городок, и досужие разговоры о внезапной кончине прекрасного человека сменились вопросом: а кто же займет место главы муниципалитета? На вакантное кресло претендуют несколько уважаемых горожан. Однако во время предвыборной борьбы на сайте совета появляются анонимные сообщения, разоблачающие их секреты - наркотики, домашнее насилие и так далее. За всем этим стоят подростки, описывать характеры и поведение которых у Роулинг все же получается лучше всего.


Виктор Пелевин «Бэтман Аполло»

Интригу вокруг нового романа Пелевина издательство выдерживало до последнего: и анонсы, и аннотация состояли сплошь из провокационных вопросов  - и ни слова о сюжете. Видимо, этот ход и негласный титул «культового писателя» способствовали таким высоким продажам.

Главный герой объемного романа - обер-вергилий Рама, перекочевавший из романа «Empire V». Рама стремится занять свое место в высшем вампирском свете.

Загадочный Бэтман Аполло - правитель всех вампиров, существо с головой римского императора и телом змеи. Он изобретает все более эффективные технологии по добыче агрегата «М5» из людских страданий. Противостоять правителю пытается партизанское движение Leaking Hearts.

Пелевин щедро смешивает иронию и стеб, привычно нанизывает на них метафоры и периодически добавляет приметы новейшего времени, вроде событий на Болотной площади. Получается очередной литературный блокбастер, очень узнаваемый и оттого предсказуемый.


Дмитрий Глуховский «Будущее»

Этот роман нравится даже тем, кто никогда не читал «Метро 2033». Нравится именно потому, что совсем не похож на фантастику. Глуховский убежден, что «наше поколение - последнее, которому придется обязательно состариться и умереть». То, что люди уже открыли вечную молодость, - практически единственное фантастическое допущение в романе «Будущее», социальном по сути.

Глуховский предлагает поразмышлять, останется ли человек  человеком, когда тело его бессмертно и не нуждается в душе и в Боге. На планете молодых и прекрасных есть только одна проблема: она переполнена людьми. Цивилизация громоздится по вертикали, в ней нет места детям и старикам. Перед человеком встает выбор: оставаться молодым и жить вечно или создать семью. При этом, как только двое решают родить ребенка, один из них должен умереть от старости в течение десяти лет. Главный герой «Будущего» как раз из тех, кто отвечает за ограничение численности населения и заставляет людей делать выбор.


Сергей Лукьяненко «Застава»

Титулованный писатель-фантаст задумал отличную приманку для  читателей - межавторскую серию «Пограничье». Новые персонажи и приключения - новый мир в книгах, которые Лукьяненко напишет в соавторстве с разными писателями. «Застава» -  первая книга серии, которую Сергей Лукьяненко написал сам, создав, что называется, исходные декорации «Пограничья».

Центрум - центральный мир Вселенной - до сильнейшей катастрофы был велик и силен. Теперь же здесь, на перекрестке тысяч цивилизаций - застава. Корпус пограничной стражи охраняет границы между мирами. Если землянин случайно попадает в Центрум, выбор у него невелик: стать контрабандистом или пограничником, а порой и тем, и другим. Однако Земле грозит та же беда, что когда-то уничтожила Центрум. Самое время вспомнить о том, что такое пограничная служба.


Борис Акунин «Огненный перст»

Борису Акунину второй год подряд удается поразить читателей настолько, что книга, вышедшая в самом конце ноября, попадает в рейтинг самых продаваемых книг года. Впрочем, до успеха последнего фандоринского романа «Черный город» новому историческому сочинению Акунина пока далеко.

«Огненный перст» - своеобразное художественное приложение к первому тому «Истории Российского государства». По замыслу Акунина, каждый нехудожественный том 10-летнего проекта будет сопровождать история одного русского рода. Все начинается с Древней Руси.

Три повести, вошедшие в «Огненный перст», по жанру - явное историческое фэнтези. Главный герой - по характеристике самого писателя, «византийский лазутчик, этакий суперагент, обладающий почти сверхъестественными способностями». То ли Джеймс Бонд, то ли дон Румата». Самыми благодарными читателями саги, по идее, должны стать школьники седьмого-восьмого класса с интересом к отечественной истории, но без особых знаний о ней.


Татьяна Устинова «Где-то на краю света»

«Главный герой этого романа - радио», - говорила  Татьяна Устинова, когда дописывала книгу. На радио «Пурга» в Анадырь отправляется в командировку столичная журналистка Лиля Молчанова, не зная, что на «заснеженный край земли» ее отослали неспроста. Вместо ожидаемого холодного приема  на Чукотке ее ждет мир, где люди привыкли выручать и спасать друг друга. Поразительная доброта и сердечность, которых так недостает на Большой земле. Когда при странных обстоятельствах Лиля находит убитого охотника и начинается изощренная и страшная игра, здесь, на краю света вопреки всем опасениям находятся честные и порядочные люди, готовые во что бы то ни стало ее спасти. И пока звучат позывные «В эфире радио «Пурга», жизнь продолжается.

Природу Чукотки и ее особенности Татьяна Устинова изучала так долго и скрупулезно, что обещала даже приложить к роману «список использованной литературы». И слово свое сдержала.


Виктория Токарева «Так плохо, как сегодня»

«Так плохо, как сегодня, мне не было никогда». Этими словами приятельница Виктории Токаревой начинает каждый новый день. И ведь не она одна. Рассказы Токаревой хороши своей абсолютной правдивостью: они о нас. Со всеми нашими недостатками, сомнениями, бытовыми проблемами и мечтами о необыкновенной жизни. Виктория Токарева  умеет замечать мелочи, без которых невозможно представить повседневную жизнь, но на которые мы сами едва ли обращаем внимание. С мягким юмором, без нравоучений она рассказывает истории об отношениях мужчины и женщины, предлагает поразмышлять о судьбах людей, которые так и не нашли себя в постсоветскую эпоху, и о хрупкости человеческих ценностей.

В новом сборнике есть три рассказа, которые не переиздавались много лет, «Кирка и офицер», «Дружба превыше всего» и «Кино и вокруг» о работе Виктории Токаревой в кино с Георгием Данелия, Фрунзиком Мкртчяном и другими.

Источник


 

Главные книги 2013 года от РИА Новости

Проект Weekend РИА Новости выбрал 10 самых обсуждаемых русских книг 2013 года.

Людмила Улицкая «Детство 45-53: а завтра будет счастье»

Масштабный литературный конкурс «После Великой Победы», который в народе был назван «Конкурсом Улицкой» (он был инициирован писательницей) завершился весной этого года выходом книги «Детство 45-53». За три месяца конкурса на его электронный адрес пришло более 600 писем с воспоминаниями. Писательница признавалась, что не раз читала письма со слезами на глазах. Сомневаться в этом невозможно, «бывшие советские дети» с такой откровенностью, болью и радостью рассказывали о своем прошлом, что сдержать эмоции невозможно. Важность же этой книги для сегодняшних поколений, забывших или не знавших об очередях за хлебом, голоде, разрушенных домах, похоронах Сталина и многом другом, намного больше, чем все «возможности 3D» вместе взятые.


Владимир Сорокин «Теллурия»

Действие романа Владимира Сорокина «Теллурия», появившегося в продаже осенью этого года, происходит в «новом Средневековье», которое автор «предсказывает» Европе. Населяют это нерадужно будущее феодалы и крестоносцы, псоглавцы, великаны и кентавры, а также православные коммунисты. Все они одержимы поиском счастье, а приносит его волшебный металл, залежи которого находятся в республике Теллурия. Сорокин не радовал поклонников новыми произведениями с 2010 года. В первую же неделю после выхода роман стал лидером продаж в двух крупнейших магазинах Москвы.


Виктор Пелевин «Бэтман Аполло»

Второй «главный русский писатель современности» - Виктор Пелевин, в отличие от Сорокина, ежегодно выпускает по книге. Его новый роман, вышедший в марте уходящего года, является своего рода продолжением «Empire V»: совпадает ряд персонажей (в том числе и главный герой вампир Рама) и место действия.

 


Евгений Водолазкин «Лавр: Неисторический роман»

«Лавр» Евгения Водолазкина стал в этом году лауреатом «Большой книги» и премии «Ясная Поляна» в номинации «XXI век». Роман написан в форме жития святого, а действие его происходит в XV веке. Главный герой книги проживает как бы четыре разные жизни - он побывал и врачом, и юродивым, и паломником в Иерусалиме, и, наконец, стал отшельником. Стилистически роман близок к старорусскому, однако в то же время современен, автору удается рассказать свою историю просто и понятно. Сам автор говорил о нем: «Это книга о пути к Богу, о пути к человеку, книга о вечной любви, о том, что нет времени, что время - это опора для нас, слабых».


Елена Костюкович «Цвингер»

Елена Костюкович, известная, прежде всего, как переводчик Умберто Эко, в этом году выпустила свой роман «Цвингер».  Герой книги - агент на книжной Франкфуртской ярмарке, и действие детективного сюжета книги разворачивается именно там и раскрывает внутреннюю кухню Франкфуртской ярмарки. Кроме того, сюжет связан с подлинными материалами о поисках сокровищ Дрезденской галереи, как рассказывала сама писательница, ее дед попал в разбомбленный Дрезден и увидел, что картины из галереи потерялись, и он решил их поискать, хотя такого задания никто не давал: «Этот материал я знала с детства».


Майя Кучерская «Тетя Мотя»

Еще один призер «Большой книги» - роман Майи Кучерской «Тетя Мотя», ставший фаворитом читательского голосования. Книга рассказывает о судьбе современной женщины. 30-летняя героиня книги Марина - в прошлом учитель русского и литературы, сейчас корректор в еженедельной газете. Она замужем за сисадмином - человеком из совершенно другой социальной, культурной среды. Марина (или Мотя, как в детстве ее называл отец-профессор) завязывает любовные отношения с коллегой - колумнистом и телеведущим. С ним, в отличие от мужа, они говорят на одном языке, но у возлюбленного жена, больная раком, от которой он не спешит уходить. В этот сложный момент в руки героини попадает дневник сельского учителя: неспешная жизнь уездного городка, картины исчезнувшего русского быта.


Юрий Буйда «Вор, шпион и убийца»

В отчасти автобиографическом романе, или как он сам его называет автобиографической фантазии, «Вор, шпион и убийца» Юрия Буйды тоже вошел в шорт-лист «Большой книги». Автор пишет о своем детстве и юности, прошедших в послевоенном Кенигсберге. Писатель описывает быт той эпохи, свое взросление, уроки, усвоенные им от сурового отца, первую влюбленность, а лейтмотивом всех, зачастую авантюрных приключений идет стремление героя стать писателем.


Светлана Алексиевич «Время секонд-хенд»

«Время секонд-хенд» - шестая по счету книга автора, завершающая задуманный ею художественно-документальный цикл «Голоса Утопии». Герои этих книг – люди пережившие «крушение советской цивилизации». «Время секонд-хенд» - книга о перестроечных и постперестроечных временах, и как говорит сама Алексиевич: «Это последние 20 лет нашей жизни. Она о том, как исчезла эта огромная империя, исчезала идея. На время нам показалось, что коммунизм мертв, хотя потом оказалось, что это хроническое заболевание. И как мы прошли путь от надежд до разочарования». В этом году Светлана Алексиевич была в списке претендентов на Нобелевскую премию по литературе, однако не получила этой награды, но получила другую – Премию мира Союза немецких книготорговцев, вручаемую за вклад в развитие мира и взаимопонимания между народами.


Антонина Пирожкова «О Бабеле и не только о нем»

Автобиографическая книга вдовы Исаака Бабеля, талантливого инженера-метростроевца Антонины Пирожковой о любви, трагедии, знаменитых друзьях и важных вехах 20 века, возможно, не была столь же сильно разрекламирована, как другие издания из нашего списка. Пирожкова была инженером-конструктором, высоким профессионалом, личностью и к этому необыкновенно красивой женщиной. Она умерла три года назад в возрасте 101 года. История же ее книги не простая: в советское время Антонина Пирожкова много времени посвящала своей работе, реабилитации мужа и публикациям его творческого наследия, а писать мемуары начала только в середине 1990-х при поддержке внука.


Андрей Волос «Возвращение в Панджруд»

Совсем недавно, в начале декабря 2013, были объявлены результаты премии «Русский Букер», романом года был назван «Возвращение в Панджруд» Андрея Волоса. «Возвращение в Панджруд» – книга о давнем прошлом. Главный герой романа - таджикско-персидский поэт Абу Абдаллах Джа-фар ибн Мухаммад Рудаки (858-941). Уже слепым стариком он преодолевает длинный путь от Бухары до Панджруда в сопровождении мальчика-поводыря. По дороге становится ясно, что скорее мудрый старик ведет мальчика, раскрывая ему тайны жизни. Биография Рудаки почти неизвестна, а от огромного поэтического наследия осталась лишь небольшая часть, так что обстоятельства и характеры Волос сочинил сам.

Источник


10 самых пронзительных книг 2013 года выбрал журнал "Сноб".

Владимир Козлов «Война»

Новый роман лауреата премии проекта «Сноб» «Сделано в России». Автор создал эпическое или, снижая пафос, который текстам Козлова абсолютно чужд, стереоскопическое произведение, герои которого так или иначе противостоят современному социуму - словом, делом, автоматом. Французский переводчик писателя заподозрил отсылку к реальной истории «дальневосточных партизан» - это не так, все герои и события «Войны» - вымысел автора. Максимально достоверный, словно слепок с реальности, но похожий одновременно и на дурманящую (анти)утопию.


Владимир Сорокин «Теллурия» 

Паззл из новелл-фрагментов, складывающихся в карту недалекого будущего: Первая строка романа - «Пора трясти стены кремлевские!» - наводит на ложный след. В книге, названной в честь новой земли обетованной - богатой на залежи волшебного металла алтайской республики Теллурия, - достаточно ядовитой сатиры, попс-метафизики и фантазий. Один из главных, хоть и неназванных героев его романа, - русский язык, великий, могучий, переменчивый, опасный, желанный. В нем - бездны, сорокинское погружение в которые не сравнить ни с одним иным литературным приключением.


Карина Добротворская «Блокадные девочки» 

Удивительный нон-фикшн самой красивой журналистки нашей страны - не только о Петербурге и блокаде, больше о мучительной и неразрывной связи времён.


Сборник «Русские дети»

48 рассказов 44 писателей - все так или иначе, прямо или косвенно связаны с детством. Авторы компиляции Павел Крусанов и Александр Етоев поиграли в перевертыш, расположив участников затеи в обратном алфавитном порядке. В результате старт дает - и поднимает планку - грандиозная «школьная» новелла Леонида Юзефовича «Гроза. 1987 г.», настоящий эпос, даром, что заключен в лаконичную литературную форму. В целом - отличная получилась мозаика, вдохновленная порой удивительных открытий, самых острых радостей и самых липких кошмаров.


Олег Постнов «Антиквар»

Постнов - автор абсолютно гениального (и до обидного недооцененного) мистического романа о любви и современной Киевской Руси «Страх» и сборника мистических новелл «Поцелуй Арлекина». «Антиквар» - тоже сборник, где мистическое начало присутствует не в сюжетах, но в настроении, атмосфере, изощренном и тревожном. Потустороннее обволакивает страницы как туман, непознаваемое отбрасывает тени на обыденную реальность, для описания которой у Постнова есть миллионы фантастических слов.


Людмила Улицкая «Детство 45-53: а завтра будет счастье»

Масштабный нон фикшн - собранный по идее Людмилы Улицкой том воспоминаний людей, чье детство пришлось на первые послевоенные годы. История страны и интимные истории, разбитые на главы с очень человечными названиями «Ели…», «Пили…», «Мылись…», «Одевались...», «Играли...», слиты воедино. Есть воспоминания про страх, есть - про День Победы, среди полноправных героев - и Сталин, и хлеб, и мандарины. Сильное сочинение о памяти.


Джоан Дидион «Синие ночи»

Роман американской беллетристки, датированный 2011-м и только что изданный в России в безупречном переводе Василия Арканова. Бесстрашное и искреннее - настолько, что можно покраснеть при чтении от стыда - произведение, которое Джоан (в предыдущем романе «Год магического мышления» рассказавшая о смерти мужа) посвятила приемной дочери Кинтане-Роо.


Эдуард Кочергин «Записки планшетной крысы»

Кочергин - влиятельный театральный художник, главный художник БДТ им. Г.А. Товстоногова - оказался еще и выдающимся писателем. В дилогию, основанную на личных воспоминаниях, сложились сборники рассказов о послевоенном Ленинграде «Ангелова кукла» и «Крещенные крестами». Третья книга Кочергина - только о театре. Входящая в нее повесть «Медный Гога» - о Товстоногове. То, о чем мы мечтали, но боялись спросить.


Сергей Шаргунов «1993» 

Шаргунов - мастер превращать частную жизнь в эпическую прозу о жизни и судьбе родной страны. Новый шаг - лирическая и экстатическая хроника событий 1993-го с точным подзаголовком «семейный портрет на фоне горящего дома». Дом, естественно, Дом правительства.


Ренсом Риггз «Дом странных детей»

Захватывающий дух переводной хоррор. Дополнительный источник сладкого ужаса - иллюстрации, превращающие чтение в фотофильм. Корни же пугающих фантазий - в превосходящей любые выдумки истории ХХ века, «расщедрившейся» на две мировые войны и холокост.

Источник 


Газета «Комсомольская правда»  выбрала самые яркие художественные произведения российских авторов.

Среди них уже знакомые по другим рейтингам имена и книги:

Владимир Сорокин "Теллурия",

Сергей Лукьяненко "Застава",

Павел Санаев "Хроники Раздолбая",

Дмитрий Глуховский "Будущее",

Евгений Водолазкин "Лавр. Неисторический роман",

а так же:

Алексей Иванов «Географ глобус пропил»

У книжки пермского прозаика Иванова после успеха одноименного фильма - невиданный всплеск популярности. Неизбежное сравнение с экранизацией книге явно не вредит. Пришлось ее дважды переиздавать в этом году. Всесторонне образованный и регулярно выпивающий Служкин от безденежья идет работать в школу географом. Там его ждет ужасная засада сложных отношений с учениками, конфликты с завучем и нечаянная влюбленность. А еще у него есть друзья, жена, подружки, маленькая дочь и внутренний стержень. Я, говорит Служкин, человека ищу, всю жизнь ищу… в себе. А так, в общем, у него жизнь обычная, почти невыносимая в путанице любовных несовпадений и духовной неразберихи. Но эта история написана так отчаянно, так нежно и так пронзительно, что стала историей про каждого, кто хоть раз запутывался в жизни, ощущал себя одиноким, но не терял способности любить..

Дмитрий Быков «Сигналы»

Хотя на обложке книги, кроме Быкова, значится еще его соавтор, Валерия Жарова, чужое присутствие в быковском тексте не ощущается - роман написан с фирменной щедростью. Быков определил его жанр как «трагикомический триллер-антиутопия с элементами социально-фантастической пародии». Что в переводе означает, видимо, «мистика пополам с реальностью». В основе сюжета - абсурдная ситуация с пропавшим на Урале в 2012 году самолетом Ан-2 и его загадочными сигналами. Сигналы, правда, оказались помехами, а самолет нашли через год, но то было в жизни. А в романе это только начало... Можно, конечно, историю с затерянным самолетом считать метафорой: это подлинная Россия подает из пространства таинственные сигналы, и, если следовать их зову, можно попасть неизвестно куда... Не ломайте голову, просто прочтите. Остроумные идеи (в том числе и свою версию гибели туристов на перевале Дятлова) автор преподносит в увлекательной и приключенческой форме, с героями, любовью и язвительной сатирой.

Подробнее


Блог «Ревизор»  

Постоянные авторы блога «Ревизор» мужского журнала «GQ» подвели итоги 2013 года и собрали 10 (на самом деле 11) лучших книг 2013.

Евгений Водолазкин «Лавр. Неисторический роман»

Роман года. Не потому, что получил премии «Большая книга» и «Ясная Поляна», не потому, что стилистически безупречен, а потому, что мало кто способен с таким удивлением, уважением и восторгом исследовать устройство мира. Водолазкин - специалист по литературе Древней Руси, и формально «Лавр» - роман о средневековом враче Арсении, который пытается избыть свою вину перед умершей возлюбленной. Арсений — то юродивый, то путешественник, то отшельник, и жизнь его - то забытье, то житие. Но еще это роман о прямой связи человека с Богом. И захватывающий детектив о природе времени, жизнеописание человека, который пытается из времени выйти. Здесь на вопрос, заданный по-старославянски, может последовать ответ на сегодняшнем официальном слpенге. Так разные эпохи равноценны для того, кто смотрит сверху.


Виктор Драгунский «Денискины рассказы»

Столетию Виктора Драгунского посвящен один из лучших литературных проектов года, а вообще-то, и последних сорока с лишним лет - те самые гениальные рассказы про Дениску Кораблева с комментариями выросшего Дениски. Конечно, Денис Викторович Драгунский - это не тот же самый человек, что Денис Кораблев: например, манную кашу а так же:на прохожих он в детlaquo;Русский Букер target=стве из окна не выливал, потому что квартира была в полуподвальном этаже. Но Денис Драгунский - это тот самlaquo;Кино и вокругlaquo;Антикварpый человек, которого всю жизнь будут спрашивать про кашу Дениски Кораблева. В любом случае, проза Драгунских - что отца, что сына - действует как газировка: в носу щекотно, во рту сладко, и вообще - праздник. Отдельное удовольствие - рассматривать иллюстрации, такие были только в советских детских книжках.


Чайна Мьевиль «Город и город»

Британец Мьевиль работает в жанре «странная фантастика», он из тех авторов, кто создает миры, и «Город и город», вышедший по-английски в 2009 году, - самый поразительный из его миров. Сам Мьевиль называет свой роман «антифэнтези». На улице Бещеля находят убитую женщину, но, чтобы раскрыть это преступление, нужно попасть в город Уль-Кома. Он стоит на том же месте, что и Бещель, но бещельцам запрещено его видеть, так же, как жители Уль-Комы с детства привыкли не видеть Бещель. Инспектор, расследующий дело, должен путешествовать между городами, хотя в действительности он никуда не выезжает, потому что город и город - одно целое.


Дмитрий Пригов «Монады»

Первый том из пятитомного «неполного собрания сочинений» Дмитрия Александровича Пригова, бумажного солнца русской поэзии. Это он придумал концептуализм, это он раскопал смысл соцреализма, а потом закопал его поглубже. Первый том не по хронологии, а по времени выхода: в каждом томе ожидаются произведения разных жанров и периодов, каждый том организован вокруг прозаического произведения (в «Монадах» это последний приговский роман «Катя китайская»), название каждого тома будет начинаться на «м», и в каждый том войдут как известные, так и не публиковавшиеся ранее произведения. Хорошо, что во всем этом сквозит безумие: Пригова невозможно вместить в какие бы то ни было рамки, он взламывает пространство культуры, заставляя ее проснуться.


Олег Будницкий «Свершилось. Пришли немцы!»

Со времен Великой Отечественной прошло недостаточно времени, чтобы говорить о ней без эмоций, как о войне 1812 года, - то есть как о чем-то, что было не с нами. Хотя «мы», родившиеся после войны, знаем скорее кинематографический и литературный миф о ней, а не реальную историю. Сборник «Свершилось. Пришли немцы!» предлагает иной взгляд на события, застающий неподготовленного читателя врасплох. В книгу вошли «Дневник коллаборантки» Л.Т. Осиповой и воспоминания В.Д. Самарина, людей, стремившихся сотрудничать с оккупантами «на благо России».


Сергей Соловьев «Адамов мост»

Если говорить о сюжете, то герой путешествует по Индии с возлюбленной, а кроме того, находится на какой-то барке, где и вспоминает о своем путешествии. Но о сюжете можно не говорить, потому что сюжет тут в чем-то другом. В свободе. В манере письма - Соловьев пишет на незнакомом нам русском языке, пишет так, как будто ему не хватает воздуха или как будто воздуха слишком много, захлебнешься. Гоголь, дорога, корчащийся в муках животный и людской мир, животное и человеческое счастье, а главный герой - не условный «я», не «она», не «мы», а дар речи. Вся книга - дар речи.


Сьюзен Сонтаг «О фотографии» и «Смотрим на чужие страдания»

Это две книги: знаменитые очерки культуролога Сьюзен Сонтаг, написанные в 70-х годах, и гораздо более позднее эссе «Смотрим на чужие страдания» (2003), посвященное военной фотографии. Но читаются они подряд: исследование фотографии как «тонкого ломтика времени и пространства», как способа производства клише - и автокомментарий к этим заметкам из других времен, других страданий. Существование этих двух текстов подтверждает, что с течением времени изменяется отношение не к предмету исследования, а к реальности. «В эпоху современной съемочной техники, - пишет Сонтаг, - к реальности предъявляются новые требования. Действительность может быть недостаточно ужасной, и тогда надо ужас усилить».


Виктор Сонькин «Здесь был Рим»

Не путеводитель, но признание в любви, не рассказ об истории Древнего Рима, но попытка открыть его в Риме сегодняшнем. В главе о Колизее Сонькин пишет, что разрушения дают нам возможность увидеть Колизей изнутри, таким, каким его никогда не видели древние римляне; книга перенастраивает читательский взгляд так, чтобы мы видели одновременно античность и современность. «Здесь был Рим» нельзя свести к сборнику исторических анекдотов, хотя их тут предостаточно, есть даже про тещу. Анекдоты - лишь один из способов рассказать о страсти, а Сонькин - великолепный рассказчик, умный, ехидный и уверенный.


Владимир Сорокин «Теллурия»

Может показаться, что «Теллурия» - это отвердевшая, заледеневшая версия сорокинской же «Нормы»: судьбы России на разные голоса и герои вгоняют себе в голову теллуриевый гвоздь. Гвоздь дает нечеловеческие силы и уводит в галлюциногенное счастье, но, если забить неточно, можно и помереть. Россия, тем временем, как раз помирает, распадается на мелкие осколки, тонет во тьме Нового Средневековья. Роман и сам состоит из осколков - рассказов, сказок, баек, дневниковых записей. Читатель получает дозу облучения чужим экстазом: мало кто лучше Сорокина умеет писать о физиологии, в том числе — о физиологии целой страны.


Арт Шпигельман «Маус»

Комикс о Холокосте, в котором евреи - мыши, а немцы - кошки (есть и французы - лягушки, поляки-свиньи, американцы-собаки) Шпигельман нарисовал «Мауса» в 80-х - начале 90-х, комикс был отмечен Пулитцеровской премией. Сын-художник приходит к пожилому отцу, прошедшему войну и концлагерь. Мать покончила с собой, отец теперь живет с другой женщиной, сын хочет нарисовать комикс о семейной истории. Воспоминания отца - то трогательные, то страшные - сын превращает в книгу о мышах. Самые удивительные страницы, правда, посвящены не лагерю («Маушвицу») и не истории любви, а «реальной» жизни, в которой автор «Мауса» - не мышь, а небритый мужик в мышиной маске. Вот что действительно страшно.

Источник


 «Московские новости» 

О том, какие замечательные книги разных жанров вышли в 2013 году, рассказывает Наталья Бабинцева, книжный обозреватель «Московских новостей».

 

Русская проза

 

Роман Сенчин "Чего вы хотите?"

События протестной зимы-2011/12, увиденные глазами дочери прозаика Сенчина. Уроки игры на фаготе, социальные сети, снижение ВВП, митинги, мечты о лете, задержание Удальцова, «и для твоей прозы это наверняка пригодится», говорит мама папе, - все смешивается в детской голове и артистично раскладывается по полочкам.

 


Переводной роман

Ричард Форд "Канада" 

Роман одного из главных американских писателей, прежде по странному стечению обстоятельств не издававшегося по-русски. Вместо того чтобы отправиться с ранцем в школу, главный герой предпринимает путешествие в Канаду - не реальное политическое образование, где ледорубы поглощают кленовый сироп, а мистическую и невозможную страну, находящуюся на грани сна и яви.


Сборник эссе

Дени Грозданович "Искусство почти ничего не делать"

Автор, французский писатель, фланер и популярный блогер, оттолкнувшись от тезиса «отдых не безделье», опровергает один из главных постулатов протестантской этики: путь к добродетели лежит через ежедневный труд. В обаятельных эссе Гроздановича нет прямых рекомендаций, как избавиться от симптома трудоголика и перестать думать о хлебе насущном, «вирус праздности» передается читателю посредством вальяжной интонации. Текст Гроздановича принадлежит скорее к категории «литературы потерянного времени», нежели времени, проведенного с пользой. Автор иронично относится к людям деятельным, связывая активность с недостатком фантазии и внутренней энергии.


Научно-популярная литература

Дмитрий Жуков "Стой, кто ведет? Психология поведения человека и других животных"

Великолепный биолог-популяризатор и сотрудник лаборатории сравнительной генетики рассказывает захватывающую историю о гормонах, феромонах и прочих химических волшебствах, которые влияют на поведение человека. На тех, кто считает, что тело человека лишь вместилище духа, книга Жукова может произвести эффект «красной тряпки»: особенности социального поведения ученый тоже склонен списывать на влияние окситоцина, вазопрессина и пролактина. Впрочем, поскольку вообразить себе заветный серотонин довольно трудно, то все описанные в «Стой, кто ведет?» гормональные взрывы и феромонные атаки вполне можно отнести к разряду чудес.


Комикс

Арт Шпигельман "Маус"

«Маус» - книг уникальная: автор получил за нее в 1992 году Пулитцеровскую премию, что для комикса невероятно, поскольку он считается жанром не слишком серьезным. Но Шпигельману удалось рассказать историю холокоста на примере судеб своих родных и близких. Главный герой книги, отец художника, рассказывает сыну, как прошел через гетто, Освенцим и «марш смерти» на Дахау. Одновременно здесь присутствует и история родительской любви, и описание быта предвоенной Европы, и самое главное, лагерная реальность представлена не как перечисление абстрактных зверств, а как одна из форм человеческой жизни. Отказ от антропологической точности помогает читателю пережить происходящее: герои словно надевают маски - кто мышей, кто свиней - и от этого события книги кажутся слегка ирреальными.


Документальный роман

Алексей Ракитин "Перевал Дятлова"

О том, какая сила заставила девятерых опытных лыжников выскочить зимой из палатки навстречу странной смерти, вот уже полвека дискутируют историки, криминалисты, журналисты и фантасты. Из одних только толкований загадочного 33-го кадра с пленки погибшего туриста Кривонищенко (запечатлены светящиеся шары) можно собрать целый том. Скрупулезное исследование «дятловеда» Алексея Ракитина подкупает вовсе не трактовкой самой истории - тут и не стоит ждать окончательной версии, поскольку имеешь дело с тайной в дистиллированном виде, - удивляет та кропотливость и маниакальная увлеченность, с которой автор перебирает вещдоки, дорисовывает психологические портреты героев, реконструирует их личные связи и выстраивает романтические цепочки.


Дневники

Сьюзен Сонтаг "Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963"

Главная нью-йоркская интеллектуалка, муза многих талантливых людей не давала разрешения на публикацию своих дневниковых заметок. Их выход в свет - символический акт сыновьей мести. В первый том Дэвид Рифф включил записи матери с 1947 по 1963 год: начинает прямую речь 14-летний подросток, заканчивает замужняя дама. Текст обескураживающий и разоблачительный. Вместо растиражированного образа бесстрашной Амазонки проявляется довольно неуклюжий женский силуэт: невротичная, патологически серьезная, не умеющая распорядиться телом, не способная (сплошные «не»!) разрешить себе удовольствие жизни. «Я перечитываю свои записи. Какие же они нудные и монотонные! Неужели мне не избежать бесконечного оплакивания самой себя? Все мое естество кажется мне сжатой пружиной, оно исполнено ожидания». Выяснилось, что не избежать и не дождаться, и это, конечно, подлинная трагедия.


Детская литература

Гюс Кейер "Книга всех вещей"

Печальная и одновременно исполненная волшебства книга, написанная от лица ребенка, осознающего себя несчастливым. Автор использует старинный романтический прием, помогающий отстраниться от заявленной на страницах книги прямой речи: повесть начинается с акта передачи дневника давно выросшего мальчика, который в детстве задался единственной целью - прожить взрослую жизнь счастливо. Эти детские записи, названные «Книгой всех вещей», - своего рода дневник наблюдений за окружающим миром и сказочными природными явлениями. Кроме того, к мальчику в гости захаживает Иисус и обещает больше не залезать на крест и не заставлять людей страдать. Мир Томаса полон чудес, но в соседней комнате безумный отец бьет мать - и фантазии не спасают от жестокостей реального мира.


Взрослым о детях

Аксель Хаке "Краткое руководство по воспитанию малышей"

Аксель Хаке вел колонку в немецкой газете «Зюддойче цайтунг», рассказывая в ней о своих буднях отца троих детей. Колонка имела невероятный успех. Так появилась идея создать книгу «Краткое руководство по воспитанию малышей», которую, к счастью для всех, согласился проиллюстрировать художник-волшебник Михаэль Сова. «Чтобы растить детей, нужны крепкие нервы. Постарайтесь закалить свои нервы. Возьмите себе за правило ездить в часы пик в метро и на электричке. А еще ворвитесь в толпу фанатов мюнхенской «Баварии», размахивая черно-желтым флагом дортмунской «Боруссии».


Подарок на Рождество

Нил Гейман "Океан в конце дороги"

Свежая сказка Геймана, мировая премьера которого случилась летом 2013-го. Рассказчик, вернувшийся в родительский дом, вынужден вспомнить жуткие события 40-летней давности: тогда ему пришлось искать защиты у вяжущих носки соседок-колдуний от женщины-червя, через дыру в ноге пролезшей в наш мир.

Подробнее


Лучшая книга от Lenta.ru

Лучшей книгой года по версии британской премии Specsavers National Book Awards стал роман Нила Геймана «Океан в конце дороги» («The Ocean at the End of the Lane»).

Роман Геймана одержал победу в открытом интернет-голосовании, в котором читатели выбирали лучшего из победителей десяти других номинаций премии. «Океан в конце дороги», как сообщается, существенно оторвался по количеству голосов от конкурентов - произведений Малалы Юсуфзай, Роберта Харриса, Кейт Аткинсон и автора детских книг Дэвида Уоллиамса.

Шортлист в каждой из номинаций Specsavers National Book Awards ежегодно отбирают 50 экспертов в области книгоиздательства, представителей книготорговых сетей и литературных критиков. Победителей в отдельных категориях выбирают голосованием 750 академиков премии. Кстати, в 2012 году лучшей книгой года по версии Specsavers National Book Awards стал роман Э. Л. Джеймс «50 оттенков серого».

«Океан в конце дороги» - последний роман Геймана, вышедший в 2013 году. Среди других известных произведений автора «Американские боги», «Дети Ананси», «Звездная пыль» и «Коралина». Последние две книги были экранизированы в виде полнометражного игрового и анимационного фильмов соответственно.

Источник


Интернет-журнал «Афиша. Воздух»

Книги года: выбор англоязычной прессы

Интернет-журнал «Афиша. Воздух» изучил списки книг года американских и английских изданий и составил свой - тех, которые чаще всего упоминаются в этих списках. Представляем пятерку лучших в номинации «Художественная литература».

Рейчел Кушнер «The Flamethrowers»

О чем: история увлеченной мотоциклами девушки, которая в 1975 году переезжает в захваченный художниками Нью-Йорк, влюбляется в одного из них (итальянского отпрыска семьи, владеющей мотоимперией) и уезжает вместе с ним на его историческую родину, где путается с местными левыми террористами.

Кейт Аткинсон «Life After Life»

О чем: уже переведенный на русский исторический роман известной английской детективщицы - о перерождающейся на протяжении двадцатого века одной и той же девушке; не без черного юмора.

ДжорджСандерс «Tenth of December»

О чем: cборник рассказов фигуранта всех возможных списков влиятельных американских интеллектуалов - о «сексе, любви, войне, работе, потерях и отчаянии».

Донна Тарт «The Goldfinch»

О чем: монументальный (784 стр.) роман о тринадцатилетнем жителе Нью-Йорка Тео Декере, который теряет свою мать в теракте в музее Metropolitan, после чего его жизнь неразрывно связывается с картиной Фабрициуса, а сам он становится дилером антиквариата.

Элинор Каттон «The Luminaries»

О чем: Исторический роман молодой новозеландской писательницы о новозеландских же золотых приисках середины XIX века; много тайн, много мистики, много запоминающихся персонажей.

Подробнее

 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Максим Кантор «Красный свет»

    

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика