Главная
Голосование
В России растут продажи бумажных книг. А Вы покупаете книги?
 
Поиск по сайту
Главная страница Будь в теме Так жил, так думал и писал

Так жил, так думал и писал

   Как жил, так думал и писал…

мемуарная литература

Мемуары - замечательный жанр. Что скажет нам холодный, беспристрастный учебник? Какие-то даты, города, фамилии... То ли дело - свидетельства живого человека: по камушку, по камушку - так складывается портрет эпохи, портрет человека. К тому же, мемуары чаще всего пишут люди выдающиеся, кому есть о чем вспомнить и что рассказать. Поэтому, с большим удовольствием представляем вам мемуарную литературу из фонда библиотеки имени Л.А.Гладиной.


Михаил Ардов

«Легендарная Ордынка. Портреты»

Судьба была благосклонна к Михаилу Ардову — он вырос рядом с Анной Ахматовой. Он запомнил и воспроизвел многое из быта и бытия великого поэта. Иосиф Бродский считал воспоминания М.Ардова лучшим из того, что написано об Ахматовой. Но в `Легендарной Ордынке` и `Портретах` повествуется отнюдь не только об Ахматовой. Пастернак, Шостакович, Зощенко, Русланова, Эрдман, Раневская — все они, да и многие другие знаменитости, бывали в гостеприимной квартире родителей автора - Виктора Ардова и Нины Ольшевской.

Эта книга — наиболее полное издание мемуаров М.В. Ардова. В ней также воспроизводится большое число редких фотографий из семейного архива.

Михаил Викторович Ардов (13 июня 1937, Москва) — русский писатель, публицист и мемуарист; клирик Российской православной автономной церкви, протоиерей; настоятель московского храма св. Царственных мучеников и Новомучеников и Исповедников Российских на Головинском кладбище, благочинный Московского благочиния РПАЦ; до 1993 года был священником Русской православной церкви, служил в Ярославской и Московской епархиях.

Сын писателя Виктора Ардова и актрисы Нины Ольшевской, родной брат Бориса Ардова и единоутробный брат Алексея Баталова. В 1960 окончил факультет журналистики МГУ. Был профессиональным литератором. В 1964 принял крещение. С 1967 иподиакон в Скорбященском храме на Ордынке. В 1980, в Вербное воскресенье, был рукоположён во диакона в Ярославле в храме во имя свт. Иннокентия, митрополита Московского. На Пасху 1980 рукоположён в священника митрополитом Иоанном (Вендландом); служил в деревенских приходах Ярославской и Московской епархий. Летом 1993 года вышел из юрисдикции Московской Патриархата и перешёл в Русскую Зарубежную Церковь, став клириком Суздальской епархии, возглавляемой Валентином (Русанцовым). С 1995 клирик административно-канонически независимой от РПЦЗ Российской Православной Автономной Церкви.


Уильям Берроуз

«Мое образование»

Мало кому удаётся дожить до глубокой старости, шестьдесят лет подряд употребляя героин. Ему удалось. А ещё он стал знаменитым на весь мир. Писатель, философ, дедушка киберпанка и крёстный отец битников. Человек, который изобрёл модное нынче сэмплирование и дал имя стилю Heavy Metal. Всё это — Уильям Берроуз, родившийся 5 февраля 1914 года.

Его дед был основателем компании Burroughs, ныне выпускающей ЭВМ, так что Билли с детства окружала роскошь и представители высшего общества. Но юному Берроузу совершенно не улыбалась перспектива стать промышленным магнатом, гораздо больше ему нравился мир криминала, оружия и наркотиков. Парень, казалось, обладал природной склонностью нарушать любое правило, какое только мог найти.

В круг его друзей и знакомых входили наркоманы, проститутки, гомосексуалисты и уголовники. В 1939 году он отрезал себе левый мизинец и заявил психиатру, что таким образом он прошел посвящение в индейское племя «Воронов». Некоторое время он работал в чикагской санэпидемслужбе, где подобно Шарикову, заявлял, что «нюхом чует тараканов».

Вскоре Берроуз знакомится со студентами Алленом Гинзбергом, Джеком Керуаком, ставшими впоследствии известными писателями, и Джоан Воллмер — своей будущей женой. Дружба Берроуза с Керуаком и Гинзбергом была взаимовыгодной. Молодые писатели получали огромный опыт от общения со старшим товарищем, а он, благодаря им, совершил свою первую пробу пера.

Ею стал роман «Джанки» — автобиография наркомана. С помощью Гинзберга он был напечатан в одном из дешёвых журнальчиков. Следующий опус Берроуза — «Подозрительный», повествующий о гомосексуальных опытах автора, был чересчур откровенным даже для бульварных изданий…

Разочарование от этого и неоднократные аресты за хранение наркотиков послужили поводом для переезда из Нью-Йорка. Уильям с Джоан и сыном отправляются сначала в Техас, где выращивают апельсины, хлопок и марихуану, а затем в Мексику.

Там случается трагедия — выстрелом из пистолета Берроуз убивает свою жену, когда, изображая Вильгельма Телля, пытается сбить стакан с ее головы. Полицейское расследование признает его невиновным, и он снова меняет место жительства, выбрав на этот раз Южную Америку.

Там он много путешествует по Перу и Эквадору, экспериментирует с собственным сознанием и пишет, пишет…Окончательно обосновавшись в Марокко, Берроуз создаёт произведение, ставшее культовым сначала в андерграундных кругах, а затем настольной книгой любого интеллигентного человека — «Голый завтрак».

В 1959-м он всерьёз принимается за изучение и научное обоснование изобретенной им техники «нарезки» (cut-up). Метод заключался в том, что страница текста разделялась на четыре части, которые менялись местами. Таким образом Берроуз «реорганизовал» множество своих предыдущих текстов. Новые комбинации слов и предложений вылились в два романа: «Нова экспресс» и «Билет, который лопнул».

В 70-х на основе этого метода возникает техника сэмплирования, и благодарные музыканты вплоть до смерти Берроуза в 1997-м приглашали его для совместной работы. Группа Nirvana даже записала его голос в одной из своих песен.

На протяжении всей своей жизни Берроуз был символом сменяющихся поколений: от культуры битников к контркультуре 60-х, от панк-движения 70-х к киберпанку 80-х, а затем — к постиндустриальной культуре 90-х.

Берроуз пережил не только свою жену, но и сына, и, несмотря на регулярное употребление героина, умер в возрасте 83 лет. Правда, в последние годы жизни он, говорят, был часто бит, так как делал предложения личного характера любому понравившемуся ему существу женского или мужского пола…


Владимир Глоцер

«Марина Дурново. Мой муж Даниил Хармс»

Кажется невероятным, что в самом конце XX века нашелся человек, который еще в 30-е годы знал Даниила Хармса, признанного ныне классиком мировой литературы, чьи взрослые стихи, рассказы и пьесы пришли к читателю только в последние десятилетия. Но вот факт: автор этой книги разыскал в далекой от России Венесуэле жену Хармса, Марину Дурново, урожденную Малич, и записал ее воспоминания о Хармсе и своей жизни после его гибели, ставшие содержанием этой удивительной и неожиданной книги. Повествование с редкой безыскусностью и художественной чистотой передает историю любви и трагедию судеб Даниила Хармса и Марины Малич.

При взгляде на уцелевшие фото Хармса хочется вообразить, что бы с ним сталось, не будь на свете советской власти. Физиогномическое сходство услужливо подсказывает биографию: безумные глаза сухого высокого старика, 80-летний Даниил Хармс как несостоявшийся Сэмюэл Беккет. Однако чему не бывать, тому и миновать - Даниил Иванович скончался в феврале 1942-го, о последних его месяцах, проведенных в тюремной больнице, никто, кроме Всевышнего, не знает, да и вся Хармсова жизнь темна и малоизвестна. Война, блокада и, в первую очередь, неутомимая деятельность тайной полиции отдалили от нас обэриутов на непреодолимое, средневековое расстояние.

Вдова Хармса Марина Малич-Дурново - одна их тех немногих, кому посчастливилось это расстояние преодолеть. В буквальном смысле слова чудом дожив до преклонных лет, она обманула не только блокадную смерть, но и нехотя допускающую перемещения русскую географию, - поскольку вот уже полвека живет в Венесуэле. Там ее и разыскал литературовед Владимир Глоцер, записавший ее воспоминания - одновременно на два магнитофона, для верности.

В то время как вдова знаменитого русского писателя, случайно обнаруженная в Венесуэле, - сюжет преимущественно борхесовский, сами записки Марины - словно хармсовский апокриф, выданный за свое. "Когда я вышла из чрева моей матери, доктор, который был при родах, - тогда рожали дома - сказал только: "Боже, какой ужас!" Я была всех цветов: и голубая, и желтая, и красная..." Жена оказалась типичным персонажем рассказов своего мужа. Ее мемуары фрагментарны, правдивы, добросовестно фиксируют то, что удалось вспомнить, чужды всякой рефлексии. Но чем чаще в памяти Марины возникают аресты, голод и полоумные выходки вроде домашней охоты в поисках несуществующих крыс, тем абсурднее выходит книга - ибо самым убедительным примером абсурда является сама жизнь, рано или поздно начинающая балансировать на грани своего исчезновения.

"Мой муж Даниил Хармс" - воспоминания вокруг смерти закрученные, смертью скрепленные и в смерть завернутые. Марина не просто вдова, но вдова, едва сумевшая выжить. Книгу завершает фраза: "Ни за какие деньги,что бы мне ни дали, любые кольца, бриллианты - никогда в жизни я не увижу больше Россию!". Взгляд на море, брошенный удачливой жертвой кораблекрушения.


Татьяна Лещенко-Сухомлина

"Долгое будущее"

Воспоминания известной исполнительницы старинных русских романсов и переводчицы Ж. Сименона Татьяны Лещенко-Сухомлиной написаны в форме лирического дневника и охватывают период с середины 30-х годов, когда она вернулась в СССР после долгих лет жизни за границей, до середины 60-х годов. Эмиграция, возвращение на родину, лишения, война, арест, ссылка, реабилитация. И при этом - отсутствие горечи и обиды на жизнь. Подкупает незаурядность личности автора, ее искренность, то, что, несмотря на все невзгоды, репрессии, на то, что дети не поняли, не поверили и отреклись, она сохранила любовь к жизни, оптимизм, надежду на долгое счастливое будущее. Книга написана образным, красивым языком.

Татьяна Лещенко родилась вместе с братом-близнецом Юрием 19 октября 1903 года в Чернигове в дворянской семье Лещенко. Отец — Иван Васильевич учёный-агроном, мать — Елизавета Николаевна, пианистка.

Юная Татьяна Лещенко поначалу училась в Пятигорской гимназии, затем окончила Екатерининский институт благородных девиц.

Октябрьская революция и Гражданской войне застали семью в Пятигорске и полностью изменили её жизнь. В Гражданской войне погиб Юрий. Горе и разруха заставили искать пути выживания.

В 1922 году Татьяна Лещенко уехала в Москву. Выручило знание иностранных языков. Она стала давать уроки русского языка приезжавшим в новую советскую Россию иностранцам. Так познакомилась с американским юристом Бенджамином Пеппером, за которого летом 1923 года она вышла замуж, а через год, в 1924, уехала с мужем в Америку, где закончила Колумбийский университет (отделение журналистики), вступила в американскую гильдию актёров. Познакомилась с русским скульптором Дмитрием Фёдоровичем Цаплиным; развелась с американским мужем и стала женой Цаплина, в 1931 году родив в Париже дочь Алёну (Веру Цаплину).

В начале 1930-х Татьяна Ивановна возвращается в Россию. Опять выручило знание иностранных языков. В поисках заработка она становится профессиональным литературным переводчиком. Первая большая литературная работа — перевод романа Д. Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей» в 1932 году.

Родился сын Иван, но жилищный вопрос не решен. Лещенко пребывает в доме творчества «Абрамцево» и ходатайствует о получении квартиры. Нерешенный жилищный вопрос заставляет её постоянно переезжать из Москвы в Ленинград.

В эти же года она серьезно занялась вокалом.

С началом Отечественной войны Татьяна Ивановна с семьей эвакуируется, переезжая с места на место. Но в сентябре 1943 года возвращается в Москву, где приходится бороться за возвращение квартиры. В эти годы она приобрела известность как исполнительница романсов и старинных песен, выступая с аккомпаниатором гитаристом Сергеем Чесноковым.

30 сентября 1947 года её арестовывают. Приговор: 8 лет по политической 58 статье. Её отправляют в Воркуту, где как актриса она попадает в Воркутинский лагерный театр. Но весной 1952 года Татьяну Ивановну переводят в лагерь-совхоз «Горняк» на должность ассенизатора. Однако уже в 1953 году она получает инвалидность по болезни и этапируется вместе с другими инвалидами по пересыльным тюрьмам.

2 апреля 1954 года наконец пришло освобождение с правом жить у матери в Орджоникидзе. Татьяна Ивановна вновь обращается к переводческой работе — берется за роман У. Коллинза «Женщина в белом». Только в марте 1956 по реабилитации Татьяна Ивановна вернулась в Москву. А 31 декабря 1956 года вышла замуж за журналиста В. В. Сухомлина, вернувшегося на родину из эмиграции.

В последние годы жизни, оставшись вдовой, она активно работала в архивах, встречалась со многими выдающими западными литераторами, произведения которых она переводила на русский язык, выступала с концертами на вечерах лагерной поэзии, исполняла собственные песни, проводила творческие вечера, записала пластинку романсов на фирме «Мелодия». В 1989 подготовила первую, а в 1992 году завершила вторую книгу воспоминаний «Долгое будущее», где рассказала о своей судьбе и о тех, с кем сводила ее жизнь: З. П. Лодий, С. В. Образоцов, Жорж Сименон, Лиля Брик, М. Ф. Гнесин и мн.др.

Скончалась в Москве. Похоронена на кладбище в Переделкино рядом с мужем.


Михаил Гершензон 

«Воспоминания дочери»

У этой книги двойная ценность. Во-первых, это рассказ о жизни и взрослении одной юной москвички с Арбата в первой четверти XX века, рассказ удивительно точный, интересный и уже потому вполне самодостаточный. Во-вторых, потому, что эта девочка - дочь знаменитого Михаила Гершензона, он был ее главным героем и стал основным действующим лицом ее воспоминаний. Текст книги печатается впервые.

Михаил Осипович Гершензон - историк литературы и публицист; родился в 1869 г. в Кишиневе в религиозной семье и, посещая гимназию, дома учился древнееврейскому языку; по окончании курса в Московском университете по историко-филологическому факультету должен был быть оставлен при университете для подготовки к кафедре (проф. П. Г. Виноградовым), но ему помешало еврейство. Главные работы Гершензона посвящены истории умственного развития России в 19 в., причем особенностью их является метод: автор исследует духовные движения не в их сплошной массе, а на типичных, хотя иногда и второстепенных их представителях. Важнейшие результаты этого психологического изучения русской культурной истории, основанного на первоисточниках и приводящего к самостоятельным выводам, изложены в ряде талантливых журнальных статей (в "Русской мысли", "Вестнике Европы", "Мире Божьем", "Научном слове", "Вопросах философии и психологии" и др.), часть которых включена в книги: "П. Я. Чаадаев" (М., 1908), "История молодой России" (М., 1908), "Исторические записки" (М., 1910); в последнее сочинение вошла публицистическая статья о русской интеллигенции из сборника "Вехи" (М., 1909), задуманного Гершензоном. Поборник философского и отчасти общественного мировоззрения первоначальных славянофилов, Гершензон отклоняет упреки в противоестественном для еврея усвоении взглядов крайних русских националистов прямым указанием на то, что он еврей и не порывает ни одной из нитей, связующих его с еврейством.


Александра Толстая

«Дочь»

В 2000 году издательство «Вагриус» выпустило в свет книгу А.Л.Толстой «Дочь». Автор книги не однофамилица, а младшая дочь великого писателя земли русской. Александру Л.Н.Толстой любил больше всех из своих дочерей. Но почему же именно о ней мы знаем меньше всего? В бывшем СССР все долгие 70 лет имя Александры Толстой – сестры милосердия в Первую мировую войну, узницы Лубянки и Новоспасского концлагеря, лауреата Русско-Американской Палаты Славы – вычеркивалось послушным цензорским пером.

Александра Львовна Толстая (1884-1979) - дочь Л.Н. Толстого. Александра Львовна получила прекрасное домашнее образование. Она была трудным ребенком. Ее наставниками были гувернантки и старшие сестры, которые занимались с ней больше, чем Софья Андреевна. Отец в детстве тоже мало с ней общался. Когда Александре исполнилось 16 лет, произошло ее сближение с отцом. С тех пор она всю жизнь посвятила ему. Она выполняла секретарскую работу, освоила стенографию, машинопись. По завещанию Толстого, Александра Львовна получила авторские права на литературное наследие отца. Во время Первой мировой войны она окончила курсы сестер милосердия и ушла добровольно на фронт, служила на Турецком и Северо-Западном фронтах. За участие в войне, за неистощимую энергию, за свои организаторские способности, за самоотверженность и храбрость она была награждена тремя Георгиевскими крестами и удостоена звания полковника. После войны Александра Львовна посвятила себя сохранению и распространению духовного наследия отца, принимала участие в издании «Посмертных художественных произведений Л.Н. Толстого» и подготовке Полного собрания сочинений.

В 1920 г. она была арестована ГПУ и приговорена к трем годам заключения в лагере Новоспасского монастыря. Благодаря ходатайству крестьян Ясной Поляны, ее освободили в 1921 г., она вернулась в родную усадьбу, а после декрета ВЦИК стала хранителем музея. За последующие 8 лет она организовала в Ясной Поляне культурно-просветительный центр, открыла школу, больницу, аптеку. В 1924г. в прессе стали появляться клеветнические статьи об Александре Львовне, в которых она обвинялась в неправильном ведении дел. В 1929г. она решила покинуть Россию, уехала в Японию, затем в США. За границей она выступала с лекциями о Л.Н. Толстом во многих университетах, в 1939 г. организовала и возглавила Толстовский Фонд по помощи всем русским беженцам, филиалы которого сейчас находятся во многих странах. В 1941 г. она приняла американское гражданство.


Белла Ахмадулина

«Нечаяние»

Дневниковая (и ночниковая - прибавила бы сама поэтесса) книга Ахмадулиной «Нечаяние» незаслуженно находится в тени ее поэтических сборников. А в небольшом этом сочинении немало признаний, которые помогают понять и стихи Беллы Ахатовны, и ее характер. Здесь она рассказывает о частых поездках по Русскому Северу и о длинных кусках своей жизни вблизи Ферапонтова монастыря.

Белла (Изабелла) Ахмадулина - российский поэт, прозаик, переводчица, один из крупнейших русских лирических поэтов второй половины XX века.

Родилась 10 апреля 1937 в Москве. Школьницей работала внештатным корреспондентом газеты «Метростроевец». Стихи писала с детства, занималась в литобъединении при ЗИЛе у поэта Е. Винокурова. В 1955 в газете «Комсомольская правда» было опубликовано ее стихотворение «Родина». По окончании школы поступила в Литературный институт им. А.М. Горького. Стихи, поданные на творческий конкурс при поступлении, удостоились высокой оценки И. Сельвинского: «поразительные по силе, свежести, чистоте души, глубине чувства».

Во время учебы в Литинституте Ахмадулина публиковала стихи в литературных журналах и в рукописном журнале «Синтаксис». Занималась журналистикой, писала очерки («На сибирских дорогах» и др.). В 1957 писала в «Комсомольской правде»: искусство «призвано не веселить людей, а приносить им страдания». В 1959 Белла Ахмадулина была исключена из института за отказ участвовать в травле Б.Л. Пастернака, но затем восстановлена. В 1960 окончила институт с отличной оценкой дипломной работы.

В 1962 стараниями П.Г. Антокольского была издана первая книга Беллы Ахмадулиной «Струна». Высоко оценивая поэтический дар Ахмадулиной, Антокольский впоследствии написал в посвященном ей стихотворении: «Здравствуй, Чудо по имени Белла, / Ахмадулина, птенчик орла!».


Антон Деникин

«Путь русского офицера»

Книга Антона Деникина — автобиография легендарного русского генерала, одного из руководителей Белого движения. Это издание полностью (включая вступительную статью) соответствует книге, вышедшей в США в 1953 году.

 

 

 

Антон Иванович Деникин (1872-1947) - российский военный деятель, генерал-лейтенант. В 1-ю мировую войну командовал стрелковой бригадой и дивизией, армейским корпусом; с апреля 1918 командующий, с октября главнокомандующий Добровольческой армией, с января 1919 главнокомандующий ''Вооруженными силами Юга России'' (Добровольческая армия, Донская и Кавказская казачьи армии, Туркестанская армия, Черноморский флот); одновременно с января 1920 - ''Верховный правитель Российского государства''. С апреля 1920 в эмиграции. Работы по истории русско-японской войны; воспоминания: ''Очерки русской смуты'' (т. 1-5, 1921-23), ''Путь русского офицера'' (1953). Литературные заработки и гонорары от чтения лекций были единственным средством его существования. В 1930-х годах в условиях нарастания военной угрозы много писал и выступал с лекциями по проблемам международных отношений; занимал антинацистскую позицию, что ни в коей мере не означало его примирения с советским режимом. Умер от сердечного приступа. Похоронен с воинскими почестями на кладбище Эвергрин (г. Детройт); 15 декабря 1952 прах Деникина был перенесен на русское кладбище Св. Владимира в Джексоне (штат Нью-Джерси). Архив Деникина хранится в библиотеке Института изучения русской и восточноевропейской истории и культуры при Колумбийском университете в Нью-Йорке.


"Мемуары графини Головиной. Записки князя Голицына"

Воспоминания графини Варвары Головиной и ее родного брата князя Федора Голицына возвращают нас во времена царствований Екатерины II, Павла I, Александра I. Представители старинной русской аристократии, занимавшие высокие придворные посты, они были свидетелями принятия важнейших внешнеполитических решений и внутриполитических событий.

Меткие, порой едкие характеристики царствовавших особ, лиц императорского дома и придворного окружения в воспоминаниях Головиной, великолепной русский язык князя Федора Голицына делают книгу весьма интересной не только для любителей русской истории, но и увлекательным чтением для широкого круга читателей.

Варвара Николаевна Головина, графиня, урожденная княгиня Голицына - мемуаристка и художница (1766 - 1819). Широкое образование, ум и засвидетельствованное современниками благородство характера дают графине Головиной место среди выдающихся женщин конца XVIII и начала XIX веков. Уже в 1783 г. сделалась фрейлиной и пользовалась неизменной благосклонностью Екатерины, которая в 1793 г. при образовании придворного штата великого князя Александра Павловича назначила Н.Н. Головина гофмейстером, желая этим приблизить к молодой великой княгине его жену, известную своей нравственной чистотой. Елизавета Алексеевна горячо привязалась к Головиной, а последняя на всю жизнь осталась ее другом, хотя после смерти Екатерины интриги их разлучили. Около этого времени Головина, вероятно, под влиянием жизненных неудач и утрат, поддалась влиянию иезуитов, приняла католичество и уехала в Париж. С началом наполеоновских войн она вернулась к русскому двору, но прежние дружеские отношения с императрицей уже не возобновились. Условия жизни дали ей обширный и интересный материал для наблюдений. Это придает большое значение ее мемуарам, появлявшимся в печати только отрывками до 1900 г., когда Е.С. Шумигорский издал их в русском переводе с биографическим очерком.

Фёдор Николаевич Голицын (1751—1827) - князь, куратор Московского университета, поэт-любитель, автор мемуаров; брат Варвары Головиной. С рождения был зачислен на службу в лейб-гвардии Конный полк. Находился под покровительством своего дяди, графа И. Шувалова. В 1768 году с целью совершенствования образования был отправлен за границу. В 1771 году получил звание корнета. Позднее в чине поручика отчислен ко двору. В 1777 году получил чин камер-юнкера. В 1779 году получил назначение в I Департамент Сената за обер-прокурорским столом. С 1786 года - камергер. Выполнял ряд дипломатических поручений при европейских дворах в 1780-1790-х годах. Встречался с Вольтером. В 1801 году в связи с болезнью жены оставил службу и уехал за границу. Скончался князь Фёдор Николаевич 5(17) декабря 1827 года в Москве. Похоронен в селе Покровском Звенигородского уезда Московской губернии.


Анна Вырубова 

«Воспоминания»

В книгу вошли воспоминания фрейлины Анны Вырубовой «Страницы моей жизни», письма к ней членов царской семьи, а также отрывки из так называемого «Дневника Вырубовой».

Впервые ее воспоминания вышли в журнале «Русская летопись» (Париж, 1922 г.). Через пять лет советский журнал «Минувшие дни» начал публикацию «Дневника Вырубовой» — сочинения весьма вульгарного по форме и гнусного по сути. Сама бывшая фрейлина неоднократно заявляла о подложности этих записок. Авторами лжевырубовского дневника традиционно считаются литературовед П.Е.Щеголев и писатель А.Н.Толстой.

Анна Вырубова - дочь главноуправляющего канцелярией А.С.Танеева, фрейлина и ближайшая подруга императрицы Александры Федоровны. В свое время считалась одной из самых горячих «поклонниц» Григория Распутина, хотя сама это отрицала.

Детство провела в Москве и в родовом имении Рождествено под Москвой. В 1902 году сдала экзамен при Петербургском учебном округе на звание домашней учительницы. В январе 1904 года Анна Танеева «получила шифр» — была назначена городской фрейлиной, в обязанности которой было дежурить на балах и выходах при императрице Александре Фёдоровне.

После этого, став близкой подругой императрицы, она много лет находилась рядом с императорской семьей, сопровождала их во многих путешествиях и поездках, присутствовала на закрытых, семейных мероприятиях. Танеева была хорошо знакома с Григорием Распутиным. На её даче в Царском Селе он неоднократно встречался с членами императорской семьи. В 1907 Анна Танеева обвенчалась с морским офицером Александром Вырубовым в Царском Селе, но брак оказался недолговечным и уже на следующий год распался. С началом Первой мировой войны Вырубова стала работать в госпитале сестрой милосердия наряду с императрицей и её дочерьми. Участвовала она и во многих других мероприятиях, направленных на оказание помощи фронту и солдатам-инвалидам. 2 (15) января 1915 года, выезжая из Царского Села в Петроград, Анна Вырубова попала в железнодорожную катастрофу, получив увечья такой тяжести (в том числе травмы головы), что врачи ожидали скорого смертельного исхода. Однако Вырубова выжила, хотя и осталась калекой на всю жизнь: передвигаться после этого могла лишь в инвалидном кресле-каталке или на костылях; в более поздние годы — с палочкой. После в инвалидности стали обвинять её лечащего врача Веру Гедройц, с которой она была в напряжённых отношениях. На денежную компенсацию за полученную травму организовала в Царском Селе военный госпиталь.

После Февральской революции была арестована Временным правительством и, несмотря на инвалидность, несколько месяцев содержалась в Петропавловской крепости по подозрению в шпионаже и предательстве, после чего «за отсутствием состава преступления» была выпущена на свободу. Однако угроза неминуемого нового ареста тяготела над нею по-прежнему. После Октябрьской революции Вырубова также подвергалась арестам и допросам, содержалась в тюрьмах. Желая избежать заключения она скрывалась у знакомых и друзей, находила приют в подвалах и каморках бедняков, когда-то вырученных ею из нищеты. В декабре 1920 г. Вырубовой удалось вместе с матерью нелегально перебраться в Финляндию, где она и прожила оставшиеся 40 лет своей жизни (под девичьей фамилией Танеева), постригшись в монахини. Похоронена на православном кладбище в Хельсинки.


Ксения Атарова

«Вчерашний день»

Книга Ксении Атаровой не укладывается в привычные представления о мемуарах. Она вобрала в себя не только воспоминания автора, но и фрагменты мемуаров и автобиографические рассказы ее родителей - писателей Николая Атарова и Магдалины Дальцевой, театральные воспоминания ее деда, Зиновия Дальцева, записные книжки ее отца, переписку военных лет, уникальные документы родительского архива - письма немцев в Германию из оккупированного Запорожья, дневник финского диверсанта. Здесь и актерская жизнь 20-30-х годов, и зарисовки блокадного Ленинграда, Румынии, Венгрии, Австрии последних дней войны, и писательский быт и нравы 50-70-х годов... Материал огромен и по временному охвату - с 80-х годов XIX века до 80-х годов века минувшего, - и по количеству персонажей: указатель, помещенный в книге, содержит более 400 имен, связанных с нашей культурой и историей. Уникальный фотоматериал - большинство фотографий публикуется впервые - помогает воссоздать атмосферу "вчерашнего дня" и вчерашнего века.

Ксения Атарова - переводчик, филолог, редактор. Родилась в 1943 г., дочь писателя Николая Атарова. Переводила стихи Редьярда Киплинга, Оскара Уайлда, Эдварда Лира, прозу Даниэля Дефо, Сомерсета Моэма, Вирджинии Вулф, Грэма Грина и др. Составитель трехтомного собрания сочинений Киплинга (2000). Автор книги "Лоренс Стерн и его “Сентиментальное путешествие...”" (1988), сборника "Англия моя, Англия" (2006), составленного из эссе о британских писателях (от Дефо до Грэма Грина и Олдоса Хаксли) и переводов их произведений, и книги воспоминаний "Вчерашний день: Вокруг семьи Атаровых-Дальцевых: Воспоминания, записные книжки, дневники, письма, фотоархив" (2001). Подготовила книгу "А. С. Пушкин. Переводы и подражания" (1999) – полное комментированное издание с приведением оригинальных текстов. Главный редактор издательства "Радуга". Живет в Москве.


Ирина Одоевцева

«На берегах Невы», «На берегах Сены»

В конце 80-х впервые в России вышла книга Ирины Одоевцевой "На берегах Невы" (1967). Это был живой голос из блистательного Серебряного века. Герои этой книги - русские поэты Николай Гумилев, Анна Ахматова, Владимир Маяковский, Осип Мандельштам, Георгий Иванов… Тогда "На берегах Невы" прозвучали для многих как откровение. И сейчас, спустя годы, эта книга, созданная "маленькой поэтессой с огромным бантом", читается с огромным интересом, настолько "живо" описаны ее персонажи. Феноменальная память Одоевцевой позволила ей и через много десятков лет воспроизвести разговоры, дискуссии, споры того времени.

Ошеломляющий успех книги вдохновил Ирину Одоевцеву на создание второй части мемуаров, книги "На берегах Сены", посвященной жизни в эмиграции. Так же, как и в первой книге, Одоевцева рассказывает о тех людях, с которыми столкнула ее судьба. Персонажи этой книги - К.Бальмонт, Г.Иванов, И.Бунин, И.Северянин, Г.Адамович, М.Цветаева. По сути, весь оказавшийся в изгнании русский Серебряный век. Впрочем, Н.Берберова заметила однажды: "Мы не в изгнаньи, мы в посланьи".

Ирина Одоевцева с детства мечтала стать поэтессой, хотя и писала:

Нет, я не буду знаменита,
Меня не увенчает слава,
Я – как на сан архимандрита –
На это не имею права.
Ни Гумилев, ни злая пресса
Не назовут меня талантом.
Я маленькая поэтесса
С огромным бантом.

"Красавица из адвокатской семьи, ученица Гумилева, она очаровывала всех, включая самого учителя, талантливыми стихами, смолоду написанными мастерски, – писал Евгений Евтушенко, – …Ее стихи «Толченое стекло», «Извозчик» петроградская полуголодная богема заучивала наизусть». «Кто из посещавших тогда петербургские литературные собрания не помнит на эстраде стройную, белокурую, юную женщину, почти что еще девочку с огромным черным бантом в волосах, нараспев, весело и торопливо, слегка грассируя, читающую стихи, заставляя улыбаться всех без исключения, даже людей, от улыбки в те годы отвыкших», – вспоминал поэт Георгий Адамович.

«Оптимистичная, коммуникабельная, но ни капли не амбициозная, Ирина Одоевцева всегда находилась в гуще тогдашней литературной «тусовки», – на языке современных понятий пишет о тех временах Яна Дубинянская. – Гумилев, Ахматова, Блок, Мандельштам, Белый, а впоследствии, в эмиграции – Бальмонт, Цветаева, Северянин, Есенин, Тэффи, Бунин и многие другие «светила» Серебряного века стали героями ее мемуарных книг… Ирина Одоевцева хорошо умела слушать, и ей часто рассказывали очень личное, чуть ли не исповедовались».

В 1921 году она вышла замуж за поэта Георгия Иванова, а через год они выехали из страны. Рассказывают, что многие из отчаявшихся представителей литературной среды находили душевное утешение именно у Ирины Одоевцевой. Она, и в чужих краях не потерявшая своего природного оптимизма, была готова выслушать и морально поддержать каждого. Одоевцева сердобольно жалела своих товарищей по эмиграции: «Более, чем хлеба, им не хватало любви читателя, и они задыхались в вольном воздухе чужих стран».

В литературных кругах зарубежья она была известна как романистка. Ее романы «Ангел смерти», «Изольда» и «Зеркало» рассказывали о людях свободных профессий парижского полусвета. После войны гонорары за романы стали главным источником их с мужем существования. Ведь Георгий Иванов нигде не работал, а стихи писал только по вдохновению; обожал поспать до полудня и читать детективы. Ирина Владимировна настолько трепетно относилась к мужу, что заслужила от желчного Бунина ярлык «подбашмачной жены». После тридцати семи лет совместной жизни она писала о муже, что так и не смогла понять его до конца. Он казался ей «странным, загадочным» и «одним из самых замечательных» встреченных ею людей….».

Вероятно, они не раз жалели, что покинули родину. Хотя была бы столь удачной здесь их литературная судьба? А путешествия почти по всему свету – США, Канада, Южная Америка, Италия – были ли они возможны тогда? 

Прошло время, и знаменитая поэтическая пара оказалась в русском приюте для престарелых. Там, в богадельне на юге Франции, и скончался в 1958-м Георгий Иванов, которого успели оценить как значительного поэта русского зарубежья. Лишь через двадцать лет (!) Ирина Одоевцева вышла замуж вторично, за писателя Якова Горбова. И прожила с ним 4 года до его смерти. И снова осталась одна. Наедине со своими рукописями…

Воспоминания Одоевцевой «На берегах Невы» и «На берегах Сены» появились в СССР в начале 1980-х сначала как подпольная, «диссидентская» литература. А после перестройки во многом благодаря журналистке Анне Колоницкой ее пригласили вернуться на Родину. Ее немедленное согласие вызвало бурю эмоций в эмигрантских кругах. Эмигранты обвинили Ирину Владимировну в предательстве. И только Андрей Седых, секретарь Бунина, изрек: «Одоевцева едет? Ай да девка, молодец!». В апреле 1987 года она вернулась в Россию, ей было 93 года.

В Ленинграде ей дали квартиру на Невском проспекте, обеспечили медицинский уход, организовали несколько встреч с читателями. Но затем энтузиазм советского руководства иссяк, стихи и романы Одоевцевой так и не были изданы. Престарелая поэтесса оказалась оторвана от литературного мира. Состояние ее здоровья ухудшалось, не давая возможности вернуться к начатой еще во Франции рукописи третьей книги мемуаров – «На берегах Леты». В этой книге Одоевцева собиралась рассказать «…с полной откровенностью о себе и других».

Однако «…она сумела воссоздать в своем доме атмосферу литературного салона Серебряного или постсеребряного века: к ней в гости приходили молодые литераторы, артисты, начинающие поэты, просто интересующиеся искусством люди – она всем открывала свое сердце, всех радовала и вдохновляла, – рассказывает Н. Кякшто. – И начисто забывался возраст хозяйки, ее инвалидное кресло, без которого невозможно было обойтись, беспомощность, слабость и старость. Ее окружили любовью и заботой те, кто помогал в быту, и те, кому посчастливилось встречаться с ней, слушать ее воспоминания, просто разговаривать или молча посидеть рядом, ибо от Одоевцевой шли какие-то удивительные токи любви, доброты, вечности».

Ирина Владимировна Одоевцева умерла в Петербурге 14 октября 1990 года… 

Составители: Е.Ходотова, П.Бартенева 

 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Книжное меню
Читать подано
Буковски, Ч. «Женщины»

   

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика